О нашем сайте
Название говорит само за себя: мы делаем все, чтобы вы в своем доме чувствовали себя действительно надежно на все 100%, как в крепости!

Кладоискатели - Клады граф Дракула

Дата публикации: 2010-06-05 08:50:56

От всей этой истории за милю несло мистификацией, но люди склонны верить в самые невероятные вещи, и чем ниже интеллект, тем, как правило, выше доверчивость. Англичане в этом плане ничем не отличаются от остальных наций, посему страну охватил самый настоящий бум кладоискательства. Сотни людей кинулись отыскивать клады графа-вампира, не имея ни малейшего представления о том, где и как их следует искать. Известно было только, что поиски надлежит производить ночью (ну, разумеется!), в отвратительную погоду, лучше всего в грозу с проливным дождем.
Самое невероятное состоит в том, что кладоискатели-добровольцы, немедленно окрещенные журналистами «сингоманами», действительно находили какие-то клады. Как правило, это были ларцы или коробки с черепами крыс или змей, бутылками с загадочной черной жидкостью, сломанными нательными крестами и т.д. и т.п. Бесполезность таких «сокровищ» была очевидна, но сообщение о каждой новой находке вызывало очередной всплеск энтузиазма. Было похоже, что добрая старая Англия окончательно спятила: грозовыми ночами десятки людей с остервенением копали землю в самых неожиданных местах — на кладбищах, в глухом лесу, среди чистого поля.
Положение виделось настолько серьезным, что в недрах английских спецслужб было создано специальное подразделение, которое провело кропотливую работу по сбору информации о так называемых «дракуловских кладах». Представленный правительству доклад однозначно гласил: «утка»! Кто-то крепко пошутил над доверчивыми обывателями. Газеты, разумеется, опубликовали эту информацию, но год спустя вопрос о таинственных кладах снова был поднят. И вот почему.
В 1949 году некая мисс Джессика Бирчиноу, роясь в понедельник ночью возле кладбищенской ограды, откопала чуть ли не с метровой глубины дорогой серебряный ларец. Разумеется, сверкали молнии, гремел гром, лил дождь, и в эту погоду пожилая дама с энтузиазмом занималась земляными работами. Правда, ее энтузиазм имел свои пределы: открыть ларец она не решилась — первоначально. Вызвала к себе сестру, но та оказалась не смелее и предложила пригласить священника. Тот категорически отказался принимать участие в подобных «бесовских затеях» и приказал сестрицам немедленно зарыть ларец на прежнее место. Или хотя бы сделать это с утра пораньше. Но его совет пропал втуне: столь же любопытная, сколь и глупая дама все-таки открыла ларец и обнаружила там пожелтевший и слегка окровавленный зуб, явно человеческий, но раза в полтора-два крупнее нормального. Ее сестра плюнула, перекрестилась и отправилась к себе домой. А дама-кладоискательница осталась наедине со своим сокровищем.
Утром мисс Бирчиноу была обнаружена мертвой без малейших признаков насильственной смерти. Вскрытие, однако, показало любопытную деталь: в желудке покойной был обнаружен... зуб из ларца. Зачем несчастная сингоманка проглотила эту мерзость, неизвестно. Умереть от такой закуски, пусть и крайне неаппетитной, она тоже не могла. И тем не менее...
Ладно, туманный Альбион далеко и для нас примером являться не может. Тем более что вышеописанные действия там происходили в то время, когда между ним и нами существовал непроницаемый «железный занавес». И тем не менее в России в конце тех же сороковых годов произошла практически аналогичная история, только газеты о ней, разумеется, не писали.
В деревне Горловка Красноярского края много лет ходили слухи о некоем кладе, зарытом местной колдуньей — Анной Степановой. Все знали о том, в каком месте этот клад закопан, но, в отличие от англичан, никто не отваживался взять лопату в руки и завладеть сокровищем. Потому что зарыто оно было возле разрушенной часовенки на краю деревни, а у этой часовенки была дурная репутация «нечистого места». И тут к одному из местных жителей приехал погостить внук-москвич и клад откопал. Добытую таким образом шкатулку, на которой была прибита табличка: «Никогда не открывай», он увез с собой в Москву и там через месяц все-таки открыл дрожавшими от страха руками. В шкатулке была старинная табакерка и записка, написанная кровью: «Подумай в последний раз, никогда не открывай эту табакерку».
Думал молодой человек несколько месяцев, ежедневно любуясь своим сокровищем. Все попытки домашних образумить его были тщетны. Мать как-то даже выбросила ларец на помойку, но хозяин не поленился отыскать его там и водворить на место. И, наконец, открыл табакерку.
В ней не было ничего, кроме бумажки с одним-единственным словом: «Смерть». Написанным, разумеется, кровью. Утром любопытный кладоискатель бесследно исчез. Родные потом рассказывали следователю, что до того, как открыть табакерку, юноша в течение месяца совершал странные поступки. Например, простоял на спор пять минут на самом краю крыши семнадцатиэтажного дома. Или опять же на спор перебежал оживленный и широкий проспект за одну минуту на красный свет. То есть просто искушал судьбу и старательно создавал рискованные ситуации. Почему?
Ответ — хоть и приблизительный — на этот вопрос удалось получить совсем недавно, когда и в России проблемами мистических кладов занялись специалисты. Они установили, что цель таких кладов — владеть душами живых людей через страх даже с того света. Того же происхождения и миф о 666 кладах графа Дракулы. Мистификатор отлично знал, что на свете есть множество людей, твердо верящих в потусторонние силы и мечтающих как-то к ним приобщиться, чтобы обезопасить себя. И получают прямо противоположный результат; становятся жертвами то ли этих самых потусторонних сил, то ли собственной не слишком устойчивой психики.
Но вообще-то доподлинно известно, что люди со сверхъестественными способностями — колдуны, гадалки, ясновидящие — обязательно перед смертью зарывают клад. С недорогим ожерельем, старыми серьгами, пузырьком с кровью, нательной рубахой. И непременно оставляют «ярлычок» с наводкой, чтобы клад был обнаружен. Процедура эта была известна достаточно давно. Во всяком случае еще в 1807 году тиражом всего в сто экземпляров была издана брошюрка некоей графини Несвитских «для собственного удовольствия». В ней, например, рассказывается, что клад должен представлять собой ларец, вложенный в ларец побольше или ящичек. Этот большой ларец должен был быть как можно менее притязательным — хоть обычным деревянным ящиком, зато внутренний ларец обязан был быть если не драгоценным, то хотя бы дорогим. «В оном кладе, — делилась своими познаниями графиня, — не столько вложение вещи смысл имеет, сколько к нему грамотка умная, страхом завораживающая». Впрочем, она добросовестно перечислила и вещи, уместные в качестве клада: крысиные черепа, кожа змеи, ножи, окропленные кровью белого голубя... Кому и зачем могло понадобиться разыскивать подобные «сокровища», можно только гадать. Тем не менее охотники всегда находились.
Романтичная девица княжна Варвара Мещерская долгое время мечтала найти какой-нибудь страшный мистический клад. И вот в одной старинной книге она обнаружила «ярлык клада»: записку о том, что в саду закопан клад с ожерельем знаменитой в те времена злобной странницы — колдуньи Черной Пелагеи, скончавшейся за полвека до этого. Варвара Мещерская действительно обнаружила шкатулку, в которой находилось черное ожерелье из непонятных камней. Любопытная барышня тут же примерила находку перед зеркалом и... мгновенно поседела, после чего лишилась рассудка. И в этом случае остается только гадать: то ли потусторонние силы постарались, то ли нервы у барышни оставляли желать лучшего.
Но вообще-то, по мнению специалистов, кладоискатели-сингоманы — это такие же психически больные люди, как футбольные фаны, компьютерные маньяки, спириты. Мания она и есть мания. И в число жертв сингомании, как правило, попадают люди, наделенные слишком живым воображением и преувеличенным романтизмом. Один такой молодой романтик пострадал при поиске «магического клада» вовсе не от потусторонних, а от вполне земных сил. Вот что произошло.
Молодой человек безмерно увлекся творчеством писателя Михаила Булгакова и даже присоединился к «булгаковцам» (существует и такое объединение фанатов). Однажды в его руки попала записка, написанная якобы самим Булгаковым и гласившая, что во дворе известного «булгаковского» дома лично писателем зарыта шкатулка из гжельского фарфора, в которой находится... половина черепа Михаила Берлиоза, одного из персонажей романа «Мастер и Маргарита». Определить местонахождение клада проще простого: то самое, где ровно в шесть часов вечера, в четные дни недели, четных месяцев високосного года будет сидеть черный кот. Вопрос о том, зачем может понадобиться половина черепа никогда в реальности не существовавшего человека, даже не поднимался. Важно было то, что после долгих и рискованных поисков будет найдена вещь с явно мистическими свойствами. А для сингомана только это и имеет значение, все остальное просто несущественно.
Поскольку никакого черного кота в назначенное время так и не обнаружилось, парень начал рыть наугад, причем не только вечером, но и по ночам. Беда заключалась в том, что во дворе стояло много дорогих машин, хозяева которых заподозрили ретивого кладоискателя в недобрых намерениях по отношению к их «стальным коням». Тот, понятно, спорил и защищался, толкуя о величии духа и низменности мещанских собственнических интересов. Взаимопонимания, однако, не произошло, и поиски черепа Берлиоза завершились тем, что сингоману неизвестные доброжелатели проломили его собственный череп, да так лихо, что несчастный полгода провел в больнице и выписался оттуда полным инвалидом. Правда, живой, чему можно порадоваться!
Стоит крепко подумать, прежде чем рисковать судьбой и жизнью из-за пустого любопытства или неоправданной мании. Потому что любой изощренный мистификатор знает: чем чудовищнее ложь, тем очевиднее она кажется правдой. И чем больше мистических и сверхъестественных черт имеет явление, тем дальше от него следует держаться. Поиски золота, драгоценных камней, пузырьков с кровью и всевозможных «колдовских сувениров» ни к чему хорошему никогда не приводили и вряд ли приведут. Мы почти ничего не знаем о тех силах, которые управляют судьбой человека, поэтому лучше не рисковать и не заниматься кладоискательством, а поискать себе какое-нибудь более безобидное занятие. Например, коллекционировать марки. Или выжигать по дереву. Или разводить кактусы.
В этих занятиях, по крайней мере, нет ничего мистического и уж тем более дьявольского, от чего всех нас, как говорится, спаси и сохрани.
Впрочем, кладоискатели-сингоманы были, есть и обязательно будут. И все вышеизложенное написано не для них, а для тех, кто не хотел бы получить психическое отклонение и лишние неприятности. Вполне достаточно тех, которые уже имеются почти у всех нас — при нынешней-то жизни.
Автор: Анастасия Захарова

Все о доме и домашних заботах - для женщин / Дом как женская крепость /